После адекватизации участия в проекте мы с Никитой перешли к непосредственно к его цели под названием «Никита — звезда». Очень пафосно, многообещающе и дерзко. Все, как мы любим. Но амбиции амбициями, а сомнения у меня были. Все-таки очень неконкретно и расплывчато. Однако, я стала активно рассматривать именно этот вариант, потому что он соответствует формуле сознания Никиты. Т.е. по факту — «звездить» — его экзистенциальная цель.

Таким образом очередной нашей задачей было очистить понятие звездности от мусора и узнать, что за ним скрывается настоящего. Для этого было сделано 4 расстановки, по две на каждого из нас. Сначала я делала расстановку на звездность себе — в родовом поле и межродовом, а потом накручивала звездность сыну и также расставляла в родовом и межродовом поле. Почему нам понадобилась расстановка в межродовом поле? Само понятие «звездности» не предполагает реализацию в тихой конурке под печкой, очевидно, что речь идет о взаимодействии с большим количеством людей в той или иной форме. Поэтому тут без Судьбы Человечества не обойтись.

А зачем эти расстановки делались мне, если адекватизировалась цель для сына? Дети растут и развиваются на потоках родителей. И будет обидно, если сам ребенок будет способен сделать много, а тенденции родителей зарубят на корню его потенциал. Поэтому как минимум мой собственный взгляд и мнение не должны мешать. И сейчас я опишу некоторые моменты из обеих расстановок и станет понятно, почему это настолько важно.


Моя расстановка в родовом поле. (Тенденции указаны выборочно)
Мое мнение однозначное: «звездность» — это очень абстрактно, неконкретно, никаких четких параметров. И у меня нет понимания, что тут стоит за рисованием и хвастовством.

Такое отношение сформировалось на следующих тенденциях:

  1. Невозможность понять, что от меня требуется, сменяется определением четких критериев и ориентиров. И главный ориентир находится не во мне — он в ребенке, в его потребности.
  2. Изматывающий процесс, когда нужно дать то, чего нет. Или то, что слишком абстрактно. Или то, что не ясно даже тому, кому нужно дать. Сменился сам принцип взаимодействия с ребенком. Перестаю вникать в конкретику и просто выдаю нужный ему поток даже не сильно задумываясь.
  3. Строгость, стремление побудить к действию вторую фигуру, при этом у себя понимания, куда пинать — нет. А без понимания следующего шага не делается вообще ничего. На смену приходит новая схема — ориентироваться на дальний шаг, а следующий тогда простраивается сам. Кроме того, в фигуре из меня зазвучала тема профессиональной компетенции.
  4. Обоюдно тяжкий, тянучий процесс, из которого хочется сбежать. В результате у меня появляется искренний интерес к цели ребенка, инициатива с моей стороны, становится важным поддержать его.
  5. Откладывать на завтра — результат того, что фигура, для которой я что-то хотела делать, безучастна. А раз ей не надо, то и мне не надо тоже. После растождествления внутри зазвучал интересный девиз: «Важное откладывать на завтра нельзя».
  6. Без обоюдной вовлеченности в процесс у меня поднимается тревога и волнение, дело стопорится и я переключаюсь на другое. На смену этому становится проще поддерживать целевой поток и появляется согласованность действий.
  7. Вот эта тенденция вообще чудо! И она сильно важна для меня лично. На ней мы с Никиткой регулярно препирались друг с другом — в основе ее: первая реакция на все — сопротивление. В итоге появилась большая гибкость, податливость и в отношениях становится важен конструктив. Много ли можно сделать, можно ли договориться, если с ходу первой реакцией выдаешь — «нет»?

В межродовом поле было еще интереснее. Уже начиная с реакции на симптом стало ясно, что затея куда более серьезна, чем я в нее начала играть.

Открываю расстановку, смотрю на симптом и понимаю, что тут очень сложно выкрутить что-то дельное. Я не наблюдаю ни особого природного таланта, ни усердия, да и четкого понимания тоже нет. Так и хотелось задать простой, но логичный вопрос: «Вы с чего вообще взяли, что вам — в звезды?»

  1. Я сталкиваюсь с фигурой, у которой нет возможностей для реализации желаемого, но я упорно ищу способы и подталкиваю к действиям. Казалось бы — чего же плохого? Но в истоке жесткая несгибаемая позиция, невозможность сдвинуться, отсутствие даже понятия такого — сдвинуться. После растождествления пошел расширяющий ресурс, который помогает увидеть неоднозначность процессов. Становится очевидно, что нужно думать и крутить с разных сторон, явно не с тех, с которых смотрели. Появляется желание работать, изучать. Есть четкое понимание сложных моментов, четче видно поле для работы. У фигур появляется обоюдная вовлеченность.
  2. Я в компании с фигурой, которая ничего не хочет делать, у меня опускаются руки и я не понимаю, как я одна это сделаю. В истоке ощущение брошенности на произвол судьбы. В результате начинает подтягиваться больше ресурсов, фактически — бесконечное, я как будто начинаю их привлекать по необходимости с разных сторон, разного качества. Теперь мне не так важно участие второй фигуры, как мое собственное движение вперед, и тогда вторая фигура автоматически встраивается в мой поток.
  3. Нахожусь под пристальным вниманием некой биографической фигуры. Этого внимания как такового не замечаю, занимаюсь тем, что ищу способы реализации задумки. В истоке фигура, избегающая помощи и поддержки и в результате собственный выхлоп не сильно большой. После растождествления происходит внутреннее расширение, как будто аккумулируется всеобщий человеческий опыт. И тогда у меня появляется уверенность, целенаправленное движение. «Наблюдатель» становится инициатором полезного взаимодействия.
  4. Далее была любопытная тенденция, в которой также сильно читалась биографическая фигура. Она мной недовольна, и я внутри полна неприятия, мне хочется ее отшвырнуть. В истоке женская фигура с презрительным отношением к мужчине и желанием его уничтожить. И этот процесс полностью уходит из моего фокуса, я начинаю делать что-то более важное для себя, а фигуре просто даю место. Фигура, как ни странно, начинает мной гордиться.
  5. Потерянность перед большой фигурой, которая при этом растет еще и еще. В основе этого — страх от того, что делаю. Вот представьте только: ращу-ращу ребенка, делаю его больше и значимее, а сама все больше его боюсь. Точно ли нам обоим будет хорошо? Зато в результате я начинаю ресурсироваться, наблюдая расширения фигуры из симптома. А почему? Потому что она расширяется на моем ресурсе. Закономерный процесс: ты делаешь что-то прекрасное, наблюдаешь результат, восторгаешься плодом своих трудов и генеришь еще больше ресурса, который вкладываешь снова и снова.
  6. Процесс, напоминающий ранговый переход у фигуры из симптома. Она хочет опереться на меня, но я неумолима, тащу и тащу вперед. Я не смотрю ни на какие страхи, ни на какие страдания. Ведь в основе меня — авторитарная фигура, очень жесткая. И вот она становится мягче, начинает проявлять больше внимания всем включенным в процесс, поддерживает на всех этапах. Хотя также продолжает идти намеченным курсом. И это приободряет и дает решимости идти дальше за мной.
  7. Внешние процессы трясут с такой силой, что я не могу подставит плечо близкому — я держу стены. Это меняется благодаря тому, что у меня появляется постоянная опора на себя, влияние внешний процессов перестает быть таким значимым. Внутренняя уверенность и спокойствие позволяют дать опору своему ребенку, поддержать его.

Что я теперь думаю по поводу звездности сына? Само слово уже не несет прежнего значения, я больше ориентируюсь на его поток. Я понимаю, что мои прежние идеи по воплощению задумки не годятся — тут нужно искать иной подход, внимательно присматриваться, что получается, что нет. Грубо говоря, звездность больше видится результатом целенаправленных усилий, чем внезапным оглушительным успехом. И это не кажется чем-то недостижимым или странным. Просто цель. Они разные бывают. Сейчас такая. И как к любой цели к этой тоже можно прийти.

Сделав эти расстановки мне, мы убили сразу стадо зайцев. Во-первых, у Никиты также ушло все, о чем шла речь выше. Во-вторых, у меня появилось больше ресурса на то, чтобы двигать его дальше. В-третьих, у меня испарились свои собственные неполезные фантазии. А значит — мы пойдем реализовывать то, что мы хотим на самом деле, а не собственные заглюки. В-четвертых, качество нашего взаимодействия в проекте благодаря расстановкам будет обеспечено более чистое, конструктивное, а значит работать мы будем гораздо эффективнее. И последовательность выстроена такая, чтобы тенденции не дублировались и у меня не нужно было разводить то, что разведено у Никиты.


А что же для Никиты стояло за понятием «звездности»? Когда мы накручивали симптом, я озвучила ему разные предположения. Например, предлагала почувствовать, что он — звезда. Или наоборот, что нам стало ясно, что звезды из него не получится. Его состояние скакало от радостной дурашливости до полной убитости. Он мечтал о признании и внимании толп поклонников, но внутри все сжималось и хотелось от них закрыться. Он не предполагал каких-то усилий на этом пути и ждал мгновенного результата. Ему было просто «прикольно» и ничего кроме прикольного он не видел и не ожидал получить.

Расстановка в родовом поле. (Тенденции указаны выборочно)

Открываю: смотрю на симптом и раздуваюсь, какой я большой и великий, горжусь собой, несу себя, какой я крутой.

Это состояние сформировалось на следующих тенденциях:

  1. Чрезмерная гордость за себя, основанная на ощущении «море по колено», за которым не стоит реальных достижений. После растождествления фигура перестает фокусироваться на собственной крутизне, начинает больше работать, показушничество уходит.
  2. Необходимость проявить, показать себя в любом левом процессе. Чрезмерный фокус на себе-любимом сменяется на умение вписывать себя в общие процессы. Уходит потребность в привлечении внимания для поддержания внутренней уверенности. При этом, как ни странно, когда он перестает перетягивать внимание на себя, он его и начинает обильно получать.
  3. Невозможность куда-либо себя приткнуть, никуда не вписываемость основана на энергии исключенной фигуры. После того, как она получает место, становится понятно, какой дорогой идти, какой путь выбрать, появляется уверенность в своем выборе.
  4. Желание скрыться в тень, чтобы никто не видел и не находил, сменяется на позитивный настрой, конструктивный подход к общению с другими людьми.
  5. Злость и нетерпение, непонимание, где же тот, кто обеспечит ему что-то важное. Бурное ожидание сменяется готовностью совместно куда-то стартануть.

В межродовом поле были, например, такие тенденции…

Открываю: понятия «звезды» не вижу, у меня жизнь и направленность про другое. Ощущение, что этот симптом мне мешает в реализации моих планов, чего-то по-настоящему важного для меня, очень глубокого.

  1. Большая фигура, которая терпит, когда ее кусают, щиплют с разных сторон. Просто потому что она рождена, чтобы терпеть, стоять, не сходить со своей позиции, что бы ни случилось. После растождествления эти процессы уходят на другой уровень, «кусать» людей такого масштаба уже не получается.
  2. Требование встать в какую-то точку, хотя у самого свои дела и важности. Это требование буквально рушит мир и не дает заниматься тем, чем я хочу. Теперь мне понятно, что испытывал Никита, когда он занимался своим каналом, а я напоминала про уроки. А я все не могла понять, в чем трагедия? К счастью, теперь он сможет заниматься всем, и это никак его не будет стеснять.
  3. Никиту не видно, без специального фокуса внимания его не найти. А он злится на тех, кто не видит его. Это сменяется на энтузиазм, когда его становится видно, открываются новые области, где можно применить его способности.
  4. Фигура раздувается все больше и больше, чтобы ее было видно как можно лучше. Важность, чтобы заметили. Это обеспечит возможностями для реализации. Кого не замечают — тому работы не дадут. После растождествления начинает идти своим путем, больше не ищет задач со стороны.
  5. Никита — большая давлеющая фигура, в чем-то агрессивная. В основе презрение и закрытость, которые в итоге уходят. Отношение к окружающим становится ровными, позитивными. Эта тенденция очень сильно напоминает общение Никиты со своими подписчиками или зрителями.

Что же теперь думает Никита о «звездности»? Во-первых, он перестал видеть в этом только прикольную часть. Он увидел, что в основе лежит что-то более важное для него. Еще не до конца ясно, но это как-то связано с его самореализацией. Нет ощущения, что что-то не получится. Результат будет точно. Внимание людей стало ощущаться ресурсом, а раньше хотелось быть ярким, заметным, но чтобы в то же время никто не видел.

Очевидно, что цель стала намного ближе, скорректировалась, мы синхронизировались между собой. Смотреть в сторону ее реализации уже не страшно. Процесс ощущается более реальным, интересным.


Расстановки просто потрясающие! И не только в отношении непосредственно цели, но и тем, как они меняют жизнь в целом. Например, наше сегодняшнее взаимодействие с Никитой — просто песня. Я прошла уже через много изменений благодаря ГСР-расстановкам, но все равно поражаюсь. Сегодня утром я внезапно предложила ему проехаться со мной до магазина. Всегда без исключения раньше я получала ответ «нет». Ах, эта дивная энергия, о которой я писала в своей родовой расстановке. Ушло у меня — ушло у него. И мы поехали вместе, по пути решили позавтракать и так хорошо, с пользой, кайфом, взаимным интересом, с такой общностью планов мы еще никогда не проводили время. НИКОГДА! Это удивительно, но мы завели общий файл, где обозначили план дальнейших действий, мы определились с качественными и количественными показателями, составили перечень расстановок, подумали, как двигаться к цели. Это вообще мы?

Параллельно у меня у самой нашлись важные симптомы, которые точно нужно расставить, потому что тенденции, которые в них есть, будут тормозить его. Понимаете, как работает проект? Мы меняем себя так, чтобы наши дети могли дойти до своих целей. Все эти изменения лежат на потоке, устремленном в будущее. А значит мы не просто делаем что-то для детей — мы убираем все, что мешает нам самим двигаться вперед. И дети подсвечивают самые нужные, самые провальные, самые важные для починки точки. Это я наблюдаю как за собой, так и за другими участниками проекта. И это не просто про решение проблем. Это про движение в ресурс, к целям, к результатам, к жизни другого качества. Вязнуть в проблемах и решать их можно бесконечно. А дети ведут нас вперед. У них нет еще выстраданных границ, они могут мечтать широко и свободно. Давая волю этому потоку и идя по нему, мы приходим к себе и реализуемся так, как никогда и не мечтали!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *