Сегодняшний день был посвящен адекватизации участия в проекте самого Никиты. Адекватизировалось как его участие, так и обозначенный и согласованный с ним ранее результат, который мы хотим получить.

Тут важно понимать, что мой главный клиент не простой — он ребенок. Ребенок, который не сильно понимает, что такое цели и руководствуется исключительно своим «хочу». Ему чуждо простраивание стратегий вне игровой среды. Поэтому ждать, что он включится в процесс как взрослый, будет также пристально отслеживать результат — нельзя. Поэтому процесс в первую очередь поедет на мне. Или можно? А вот это мы увидим! Пока же нужно обеспечить для него что-то интересное, вдохновляющее, избегая пахнущих нафталином «терпение и труд все перетрут».

Мы начали с адекватизации его участия. Уже по накручиванию симптома я поняла, что участие в проекте ему больше представляется чем-то похожим на учебный процесс. А значит, не вызывает особого желания в нем участвовать. До адекватизации его грела исключительно конечная точка и ради нее он готов был потерпеть. Не вызывала энтузиазма и мысль, что ему придется делать основную работу самому. Хотя по факту это ничем не отличается от того, как все работает сейчас. Он сам выбирает сюжеты, сам снимает, монтирует, сам продвигает свой канал на ютубе, общается с подписчиками и т.д. Моя зона ответственности лежит в плоскости: обеспечить ему, чтобы у него получилось то, чего он хочет. Меняться самой, помогать меняться ему. Тем не менее для симптома я дополнительно обозначила этот момент, что позволило отловить ряд важных тенденций.

Расстановка получилась немаленькая, в основном нарушения по мужской структуре. Тут надо заметить, что она у него вообще слабая, порушенная. За время проекта нам предстоит ее усиленно чинить.

Итак, что же было в расстановке. В ней я столкнулась с нашими типичными ситуациями: я полная энтузиазма и задора рассказываю, как будет хорошо, призываю к активному участию, пытаюсь на что-то его сподвигнуть, а Никита сливается, вязнет в тяжелой энергии. После растождествлений тяжесть ушла, появилось желание двигаться вперед, заинтересованность, получилось воспринимать мой энтузиазм и двигаться на нем к своим целям. В свою очередь тот, кто раньше плясал перед ним с бубнами, сможет больше уделить внимание процессу, его результативности. Были тенденции, где мужские фигуры из Никиты ощущали себя неудачниками, неспособными на элементарные действия. Женские фигуры из тенденций при этом всячески их пинали, подталкивали сделать хоть что-нибудь. До боли знакомо! Изменение принесло радость, уверенность в себе. Или, например, тенденции, когда у фигур разные планы. Один хочет одного, а второй — второго. И это никак не согласуется, в результате все недовольны друг другом. Здесь появилась возможность смотреть глубже, видеть нечто более важное, чем внешний результат, действовать сообща.

По итогам расстановки фрустрация сменилась на конструктив, появилась важность получения результата, изменилось партнерское взаимодействие и возможность слышать не только себя-любимого. Благодаря появлению большей внутренней опоры ушел страх нового.

Как изменилось отношение к участию в проекте со слов Никиты. Во-первых, появилось желание и готовность что-то делать. Во-вторых, он перестал видеть меня в роли надсмоторщика над домашкой, а увидел во мне соратника, который поддержит, подскажет и при этом не будет мешать непосредственно творческому процессу, реализации его задумок. Подозреваю, что и школьный учебный процесс у него теперь пойдет гораздо шустрее и эффективнее.

Конечно, не могла не сказаться эта расстановка и на мне. Благодаря тому, что Никита со своей стороны «транслирует» теперь другие энергии, у меня в ответ тоже включается что-то иное. Например, до расстановки у меня было ощущение, что мне придется тащить на себе гораздо больше, чем хотелось бы. Не было уверенности, что Никита сможет выдерживать конструктивный подход и серьезно смотреть в результат. Как ни странно сейчас я больше ощущаю нас со-трудниками, даю больше место его личному видению его конечной точки. Т.е. ориентируюсь не на свои гениальные идеи, как ему надо, а на то, как он сам это надо понимает и видит.

Тут, конечно, значительно поспособствовала еще одна расстановка, которую я делала следом: я расставляла сам принцип нашего взаимодействия в рамках проекта. И это оказалась очень полезная и интересная расстановка, результаты которой скажутся на эффективности работы со всеми клиентами, причем, не только текущего проекта.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *