Буквально вчера мы в пятый раз с Никиткой подключились к Истоку магии в Египте. Ни он, ни я не были от рождения магами и жили как все вокруг. Но магия прочно вошла в нашу жизнь и теперь сложно представить, что может быть иначе.

Уже с первого подключения мы стали стремительно и необратимо меняться. Системы обоих изначально были сильно порушены, затравмированы и функционировали с учетом многих ограничений. Египетский исток начал нас восстанавливать. Давая незыблемую опору внутри, он позволил нам выйти из процессов, которые даже близко не были нашими, и перестать вкладывать собственные силы туда, где не будет результата и отдачи. Стало меняться мышление, жизненные ценности, стиль жизни, ощущение себя — все это становилось другим и продолжает меняться дальше.

До магии мы дошли не сразу. Я неспешно двинулась в иМага год назад и совсем не предполагала, что Никитка возьмет аналогичный курс раньше, чем через пару-тройку лет. Но, как известно, благодаря магии все меняется настолько быстро, что мыслить годами уже несподручно. Неделя — более-менее доступный период, хотя и в нем уже становится тесновато.

Дети на магии меняются быстрее. Их психика более гибкая, не обремененная годами шаблонных действий и жизненным опытом и уверенностью, как и чего не может и не должно быть на этом свете. Это огромный плюс. Взрослому человеку приходится очень сильно менять себя, отказываться от того, что нарабатывалось годами, обесценивать личный жизненный опыт. Это по-настоящему сложно: перестать возводить на пьедестал все, что было нажито непосильным трудом.

Еще в третьей поездке Никите была поставлена Сверхцель. Несмотря на то, что тогда не предполагалось ставить СЦ детям вне специальных показаний, Никита был непреклонен. Ему была нужна СЦ или «умри все живое». Со стороны бы показалось, что просто избалованный ребенок требует свой «вынь-да-положь». Но я почувствовала, что за этим требованием стоит нечто большее. И СЦ была сделана. И это было очень важным и правильным решением для него. К тому моменту в его системе на сверхресурсе обострились родовые и духовные перекосы. Это все было изменено. И нам обоим поставлена магия, чтобы я подпитывала его не просто ресурсом, а ресурсом магическим, чтобы он автоматически получал от меня любую энергию, какая потребуется.

Со временем, чем больше становилось магии во мне, тем больше магии становилось в нем. После летней поездки по Истокам магии я вышла в иМага. И совсем недавно в основе одного из моих процессов выявилась магия, которую сделал Никита. Это был сюрприз! Пусть и неосознаваемо, но он ее сделал, и она работала на полную катушку! И последствия этой магии были очень заметны. Как человек я бы могла возмутиться такому повороту, но как маг я была в восторге: у него получилось! Кроме того, это указало мне и на мой собственный очень глубокий и сильный барьер, пройдя через который я смогла открыться новому, лучшему, необыкновенному. Тому, в чем я себе отказывала даже мечтать, не то, что получить в жизни.

А на днях Никита впервые прошел свой барьер на магии. У него было сложное состояние, отрицающее всё, меня в первую очередь. Ресурс направлялся в деструкцию и делал ему больно. И тогда я решила попробовать провести его через этот барьер так, как впервые вела меня Юля Когун, когда я вышла в иМага. Был бы он человек, он бы и не пошел. Он бы продолжал держаться за свое сопротивление и человеческие амбиции. А он — пошел. Всего пара минут — делает, как я сказала — напряжение вокруг него возрастает и вдруг «пуффф» — поле мгновенно расчищается, и он поворачивается ко мне, заливисто хохоча.

Для меня это было сильнее, чем когда это случилось впервые со мной. Мы ведем своих детей в лучшую жизнь, мы хотим научить их всему, что умеем сами. И когда они становятся в состоянии это взять и получить нужный им результат — это лучшая награда нашей жизни. Чуть позже этот эксперимент он повторил уже на другом своем состоянии и тоже успешно!

Мой ребенок — маг. В какой степени нам еще предстоит узнать, но уже сейчас очевидно, что относиться к нему, как к обычному ребенку нельзя. Маг решает все сам. С магом нужно договариваться, нельзя принимать решение за него — нужно спрашивать его разрешение. Маг видит все чище и точнее чувствует, как должно быть. Маг дает место всему и лечится, если не может этого сделать. И в этом очень много ресурса и очень много возможностей. «Мне так кайфово жить», — говорит мне он. А значит, я однозначно что-то делаю правильно…

И это не все. Совсем скоро я расскажу о еще более глубоких, чем магия процессах, которые не просто меняют нас, а исцеляют. И каждого из нас, и наши отношения в целом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *