Где-то там… в месте, которого никогда и нигде не было, в никаком из существующих направлений растекалось Великое Ничто. Оно было невидимо, неощутимо, неосознаваемо. Но вместе с тем настолько огромно, что все миры могли утонуть в его взгляде, если бы Великое Ничто имело глаза и могло ими видеть.

Великое Ничто не знало, ни что оно есть, ни что его нет. Ему ведь и нечем было что-либо знать. Но оно было, хотя никто бы этого не смог подтвердить, хотя и опровергнуть бы тоже вряд ли решился. Так продолжалось бесконечное количество миллионов лет до тех пор, пока не кончилось время быть ничем. И не настало время стать Всем.

Внезапно проснувшееся Великое Все увидело все себя, услышало все себя и ощутило все себя. Оно было так огромно, что не имело границ. Оно звучало все и сразу и вмещало в себя Все-что-Угодно.

Всего-чего-Угодно было так много и оно было так разнообразно, что внутри Великого Всего началось движение. Подобное стало присоединяться к Подобному и отталкивать Противоположное пока, наконец, Великое Все не разорвалось пополам. Противоположности разлетелись в разные стороны и с тех пор стремились держаться друг от друга подальше. Но какое бы расстояние ни разделяло Противоположности, в них начали зарождаться подобные процессы, направившиеся в разные стороны каждый своей дорогой.

Чем дальше – тем тоньше становилась каждая из дорог. Разные Подобности находили собственные места и не желали устремляться дальше, чтобы не столкнуться с Противоположностями. Они оседали и расплывались так далеко, насколько их могло хватить. Некоторые так сильно стремились расшириться, что в какой-то момент становилось неясно: есть ли они? Веди никто не мог не подтвердить, ни опровергнуть, что они там были, потому что никто уже не мог их ни видеть и не слышать.

Великое Ничто растекалось в никаком из направлений где-то там… в месте, которого никогда и нигде не было.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *