Интересно на новых ключах все меняется. Новый фокус, новый взгляд, возможность видеть чуть глубже и, соответственно, делать иначе.

Простая утренняя картинка. Никита накидал мне ссылок на LEGO и хочет, чтобы я их посмотрела. Напоминает… Настаивает. Чувствую — у меня нет потока. Но вижу, что для него это важно. В чем дело, почему не складывается? Как будто не в наборах дело. Решаю сделать мини-тест и понять, что происходит.

Выставляю Никиту, его и наборы и желание, чтобы я посмотрела «прямщаз». Моя догадка оправдалась: наборы ни при чем. В фокусе у ребенка «прямщаз» — потребность получить от меня внимание, общение. И что-то еще. Что? Уточняю у него, как ему, если я буду не наборы смотреть, а с ним пообнимаюсь, мы поваляемся, поболтаем о разном? Он отзывается очень живо. Этого бы ему действительно хотелось бы больше.

А дальше энергия начинает раскручиваться. Получив мое безраздельное внимание, поддержку, интерес к нему, он начинает раскрываться и предъявлять то, на что требовался мой ресурс. «Когда его спрашивают о будущем, чего он хочет, куда идет, он теряется и чувствует нечто… «бяку». Выставляю ее в поле диагностики. Это и есть то, ради чего подтягивались все эти бесчисленные наборы и даже обнимашки. Выставляю себя. Я знаю об этой точке. И не хочу в нее смотреть. Там для меня какая-то своя несостоятельность и отсутствие решения.

Сразу расставляю себя и делаю расстановку Никите. Тенденции как на подбор, провал по мужской структуре: неспособность сделать что-то в реальности вперемешку с фантазиями о том, какой он великий, а никто его не ценит. Основных тенденций немного, а вот вся остальная часть — постоянный тягостный фон, который в том числе формирует определенный оттенок обреченности в общении с папой, несмотря на всю радость. Чиним!

Спрашиваю, как он? Радостный, довольный… он уже не может восстановить прежнее состояние. И я ему резко перестаю быть нужна «прямщаз», а LEGO и подавно. Бежит заниматься какими-то своими интересными делами. Я дала ему не то, что он просил, а то, что ему по-настоящему было нужно. И он счастлив. Так всегда бывает, когда мы четко попадаем.

А я анализирую ситуацию. Мог ли Никита сам понять, что стоит за его желанием накидать мне ссылок и теребушить, чтобы я их посмотрела? Нет. Что было бы, если я бы я их открыла и даже что-то ему купила? Точка неясного будущего бы закрылась компенсаторным ожиданием новой посылки. А после сбора очередного набора, он бы снова в нее уткнулся и, подкрепленный в прошлый раз, прислал бы мне еще один список. Так схема встает на поток: мне плохо, я ищу чем «подсластить», процесс ожидания снижает интенсивность «плохо» и тогда кажется, что все отлично. По факту же «плохо» никуда не девается, проблема не решается, а временное облегчение требует ненужных трат. Все впустую.

Как хорошая мама, я бы могла не прислушиваться к своему потоку и тому, что он не идет туда, куда требует ребенок, а на силе воли все отсмотреть, выбрать, заказать и отправить чем-то заниматься, потому что у меня свои дела. Улучшило бы это нашу точку контакта? Позволило бы мне увидеть, что на самом деле происходит внутри у ребенка? Продвинуло бы мое такое участие и траты ребенка в его светлое будущее? Нет, конечно. Но я бы однозначно продолжала себя считать хорошей матерью, которая слушает ребенка. И, пожалуй, продолжила скупать LEGO.

Посмотрев в истинную потребность, с которой обращается ребенок, можно прервать этот порочный круг. И это сплошной win-win!

Вот так мы с Никитой между делом починили 2 важные и сложные для нас обоих точки и получили бесценный опыт выявления истинных потребностей и их удовлетворения.